История Крыма Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail

ImageИстория Крыма. Не стоит переписывать из сайт в сайт, как сказку про соломенного бычка, историю Крыма, в которой, как в вышеупомянутой сказке лисичка за зайчиком, мишка за серым волком, перечисляются киммерийцы, мелитийцы, скифы, тавры, а первые суть - греки. Сказка продолжается, но уже в стиле Корнея Чуковского - "А за ними кот Задом наперед" - готы, гунны, а там и генуэзские купцы! И здесь, уж точно можно сказать - приехали! Купцы, пусть даже и такие как генуэзские, которые завоевали Крым! (Впрочем, чем генуэзские купцы отличались от других торговцев?)   

     Наш взгляд на историю ,вообще, основан на работах нового научного направления "Новая Хронология", это объясняется тем, что нам кажется верным в настоящее время подобный подход. Рассматривая историю Крыма, древнюю историю Кыма, часто встречаешь несогласованность, а порой и нелепицы. Но, главное, официальная история, в частности история Крыма не выдерживает критики, критики обычной логики. Кроме того, изучая запискм исследователей и изыскателей, а порой и просто писателей 19 века, побыввших в Крыму и откликнувшихся нв виденное, замечаешь как изменчив взгляд на одно и тоже. Однако, прервёмся и посмеем Вам посоветовать ознакомиться с последовательно изложенным взглядом по-новому на нашу историю.  Официальный сайт научного направления "Новая Хронология" - http://www.chronologia.org . Пожалуйста, зайдите и ознакомьтесь.

    Есть приверженцы такого взгляда на историю, т.е. люди, которые считают, что логика современной официальной истории не выдерживает критики, есть, конечно, те которые резко критикуют "Новую Хронологию". Но а главное - есть ученые, занимающиеся историей с новой точки зрения и "серьезные ученые", трактующие историю по-офиальному. 

   Критики "Новой Хронологии" ссылаются на занятость "серьезных ученых" и нежелание заниматься "несерьезным" делом, а было бы хорошо, если бы официальные ученые рассмотрели исторические события с новой точки зрения, рассмотрели исторически, без истерики, если, конечно, на то есть способности. - Откуда сарказм? Очень просто, мы думали, что есть красноармейцы - хорошие и есть белогвардейцы - отвратительные, жестокие люди, а оказалось, что среди белогвардейцев ... и т.д. Сейчас это стало известно, но политеческие баталии не закончились - это не история. Примеров можно привести очень много, когда наш взгляд на историю и, соответственн, на исторические события менялся прямо на наших глазах. Так почему, зная и видя, что Новейшая история меняется на наших глазах,  мы уверены, что Новая история и тем более Древняя история true?   

Можно подумать, что в изложении Древней истории в том или ином виде нет заинтересованных сторон, возможно, но не верно. А главное, были! И в этом сомневаться не приходится! Также следует сказать, что наши современники - серьезные ученые - это люди, учившиеся ориентировочно с 1945 - 1953 по 1989 год, далее молодые люди, перестройка и пр. и т.д. Так вот, эти люди не имели возможности сказать новое в истории, ведь даже генетику приняли за лженауку и шарлатанство - "продажная девка буржуазии" - что-то в этом духе. Что же зарубежные ученые молчат? Здесь дело, наверное, еще круче - там не политика, там экономика.

    Предствьте себе как "Новая Хронология" может сказаться на историческом туризме - думают они и этот вопрос может тормозить развитие изучения истории не меньше чем политический аспект. Скорее всего, отрицательно на исторический туризм "Новая Хронология" не скажется. Но опасения, наверное, есть. Рассматривая сегодня историю с другой точки зрения, после трехсот лет существования определенных версии, после археологических находок, расписанных определенным образом и т.д. и т.п. - одним словом, пересториться, по-новому посмотреть довольно сложно, уже привыкли.    

   Сегодня, в начале пути новой версии истории, вернее, размышлений над историей, приходится применять метод "Черного ящика"(Мозговая атака). Это значит, что на входе в "Черный ящик" допустимы самымые различные версии, в том числе и "невероятные", но возможно, в дальнейшем способные повлиять на правильное решение. 

   Поэтому рассматривать критику "Новой Хронологии" сегодня можно только с точки зрения состоятельности официальной версии, а не версий Новой хронологии - это всего лишь версии, нуждаюшиеся в проверке и доказательствах. Однако, это версии, построенные на логике, доступной не только "серьезным ученым", "научных данных", во всяком случае, научных сомнениях.

   Так веских доказательств у официальной истории существования того или иного события, исторической личности нет, тем не менее, в официальной истории мы всегда встречаем подробнейшее описание определенного события , жизнеописание исторической личности и пр.

   В Новой хронологии есть метод, который опровергает длинную хронологию, основанный на астрономии,  версии же исторических событий выражены именно как версии - не более того.

   В интернете на странице: http://scepsis.ru/authors/id_198.html мы прочли о замечательном ученом: 
"Данилевский Игорь Николаевич (1953) - доктор исторических наук, доцент. Заместитель директора Института всеобщей истории РАН. Публикации: «Древняя Русь глазами современников и потомков (IX–XII вв.): Курс лекций. Учебное пособие для студентов вузов. 2-е изд., перераб. и доп.» (2001), «Русские земли глазами современников и потомков (XII–XIV вв.): Курс лекций» (2001), «Повесть временных лет: Герменевтические основы изучения летописных текстов» (2004)." 

   Анотация к его критике "Новой хронологии" звучит так: 

Пустые множества «Новой хронологии» 
Игорь Данилевский 
«Астрономы, анализировавшие многочисленные астрономические трактаты “нетрадиционных хронологов”, единодушны в своем выводе о том, что «новый метод» датировок полностью непригоден для решения задачи независимого определения времени составления каталога Птолемея. Другими словами, мощного астрономического фундамента, якобы созданного А.Т. Фоменко и его товарищами для обоснования «новой хронологии», попросту не существует. Так что историки могут спать спокойно». 
15 мая 2006
   Так мы считаем, что основная причина непринятия Новой хронологии серьезными учеными - желание спать спокойно! Или просто спать!

   Но возможно, что действительно, в недалеком будующем ученые "смежных" наук (физики, химики, геологи, биологи, математики, программисты) смогут "помочь" историкам, изобретя точный метод датировки (радиоуглеродный анализ не является точным - см. вставку ниже), и вот главное - точку отчета найти, и найдут, найдут уникальные методы расчетов исторических событий, вернее их вероятность (производительность компьютеров растет не по дням, а по часам, идет интенсивное развитие программного обеспечения), но доказательства (археологические данные и пр.) с каждым годом гибнут - это очень жалко.

   Главная заслуга авторов "Новой Хронологии", на наш взгяд, заключается в том, что они применили современные методы и достижения науки к истории. Ведь до них, и современные официальные историки в том числе, практически переписывали, "совершенствовали" "достижения" своих предшественников - ученых 17, 18 и 19 веков! Да возможно ли такое, например, в физике?! 

Обещанная выше "Вставка" - (радиоуглеродный анализ): " ЧTO ТАКОЕ РАДИОУГЛЕРОДНАЯ ДАТИРОВКА ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ОНА НАДЕЖНЫМ МЕТОДОМ ДАТИРОВАНИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПЛОЩАДОК?

Шон Хэнкок)
    Все, что дошло до нас от язычества, окутано густым туманом; оно принадлежит к тому промежутку бремени, который мы не в силах измерить. Мы знаем, что оно древнее христианства, но на два года, на двести лет или на целое тысячелетие – здесь мы можем только гадать. Расмус Ниерап, 1806.

Многие из нас запуганы наукой. Радиоуглеродная датировка как один из результатов развития ядерной физики является примером такого феномена. Этот метод имеет важное значение для разных и независимых научных дисциплип, таких, как гидрология, геология, наука об атмосфере и археология. Однако мы оставляем понимание принципов радиоуглеродной датировки научным специалистам и слепо соглашаемся с их выводами из уважения к точности их оборудования и восхищения их интеллектом.

На самом деле принципы радиоуглеродной датировки поразительно просты и легкодоступны. Более того, представление о радиоуглеродной датировке как о "точной науке" является ошибочным, и, по правде говоря, лишь немногие ученые придерживаются такого мнения. Проблема в том, что представители многих дисциплин, пользующиеся радиоуглеродной датировкой в хронологических целях, не понимают ее природы и назначения. Давайте разберемся в этом. " (См. здесь: http://kladina.narod.ru/hancock2/prilozhenie_2_3.htm ). 

    Кстати, ученый, о котором изложено выше в статье "Пустые множества «Новой хронологии»", см. в интернете на странице: http://scepsis.ru/library/id_656.html критикуя Новую хрогологию приводит пример: "Кроме того, А.Т. Фоменко и его соавторы, видимо, не различают существенные и несущественные признаки. Между тем еще более столетия назад были высказаны серьезные сомнения относительно возможности появления у сапожной щетки молочных желез, если ту отнести к классу млекопитающих на основании наличия у нее щетины...

Третье. Дата списка, как правило, не совпадает с датой создания произведения. По дате издания произведений А.С. Пушкина нельзя судить о том, когда именно они были написаны. Иначе нам придется считать, что великий поэт творит и сегодня (поскольку его стихи издаются в наши дни), а слухи о его гибели на дуэли 160 лет назад «слегка преувеличены». Тем не менее «новые хронологи» именно таким способом датируют все летописи — по дате сохранившихся списков[26]. Элементарная логика подсказывает: список дает нам лишь terminus post quem, т.е. дату, позже которой произведение не могло быть создано, но никак не ограничивает terminus ante quem — дату, ранее которой данный текст не мог быть написан. Я понимаю, что формальная логика не всегда действует в жизни, но нельзя же ею полностью пренебрегать — даже математикам."

    Не будем вмешиваться в спор именитых ученых, читая труды по Новой хронологии мы обратили внимание только на то, что авторы Новой хронологии ссылаются на дату самого старого источника списков (копий), и этот источник, как правило, исторически значительно младше, ближе к нам, чем к событию, однако принимается частно (подменяется) первоисточником. Но мы не о том, мы о логике.

   Нам же ближе логика Великого Пушкина (из письма брату): "Морем приехали мы в Керчь. Здесь увижу я развалины Митридатова гроба, здесь увижу следы Пантикапеи, думал я - на ближней горе посреди кладбища увидел я груду камней, утесов, грубо высеченных, заметил несколько ступеней, дело рук человеческих. Гроб ли это, древнее ли основание башни - не знаю. За несколько верст остановились мы на Золотом холме. Ряды камней, ров, почти сравнявшийся с землею, - вот все, что осталось от города Пантикапеи. Нет сомнения, что много драгоценного скрывается под землею, насыпанной веками; какой-то француз прислан из Петербурга для разысканий - но ему недостает ни денег, ни сведений, как у нас обыкновенно водится."

   Юный гений - 21 год минул в августе 1820 года Великому Поэту, Пушкин, как мы знаем, обладая очень хорошим образованием (не будем смотреть на скромное:

"Мы все учились понемногу

Чему-нибудь и как-нибудь...")

 - определил как есть - гроб ли это, древнее ли основание башни - не знаю. А вот "како-то француз за нас все решил, описал (в том числе ошибочно даже с точки зрения официальной истории). Этот серьезный ученый француз: "Поль Дюбрюкс (Paul Du Brux) - один из первых археологов-исследователей Боспорского царства. В России его называли Павлом Алексеевичем Дюбрюксом (1774 - 1835). Родом из провинции Франш-Конте Поль во время французской революции с отцом и братом покинул дом и вступил в корпус роялистов под командованием принца Конде. С 1797 г. Поль жил в Польше, позднее переехал в Петербург, откуда в 1811 г. перебрался в Керчь, где сначала был начальником Керченской таможни, затем - начальником соляных озер. В 1812 г. во время чумы он был в Еникале комиссаром по медицинской части." (См. здесь - http://www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/1999-10/vlasova.htm - Публикации Центра антиковедения СПбГУ).

   Так вот, это француз - мастер на все руки - и по таможеней части и соляных дел мастер и по медицине спец, заинтересовался античностью, античными монетами (его часто называют энтузиастом, за свои деньги производившим рскопки): "В Керчи Дюбрюкс заинтересовался античной историей и культурой и часто совершал прогулки, изучая сохранившиеся античные памятники и собирая древности, которые он размещал в своем доме и во дворе. В 1816 г. он начал производить археологические раскопки, в основном, на свои собственные средства. Небольшие средства на раскопки Дюбрюксу дали граф Ланжерон (у него было имение в Керчи - курсив наш Керчь - информационный портал) и граф Н.П. Румянцев, которому Поль послал несколько найденных им монет и расписных ваз. Древние вещи, подаренные Дюбрюксом императрице Марии Федоровне, хранились в Павловском дворце. Когда в 1818 г. Керчь посетил Александр I, Дюбрюкс показал царю найденные им древности. Александр I одобрил его археологические исследования и разрешил ему считать все сделанные им находки собственностью, но не дал, к сожалению, средств на дальнейшее проведение раскопок." (Там же: http://www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/1999-10/vlasova.htm - Публикации Центра антиковедения СПбГУ).

   Конечно, нам известна и такая информация о тяжелой жизни Г. Дюбрюкса: "«С начала февраля у меня нет огня в комнате; случается часто, что по два, по три и по четыре дня сряду я не знаю другой пищи, кроме куска дурного хлеба. Давно уже отказался я от моей бедной чашки кофе без сахару, которую пил я по утрам. Солдатский табак покупаю я тогда, когда у меня есть лишние две копейки». Это строки из письма П. Дюбрюкса, одного из первых исследователей древностей Северного Причерноморья, написанные незадолго до смерти, в 1835 г. Нелегким и извилистым был его жизненный путь." - Так начинается жизнеописание Поля Дебрюкса в книге "В поисках скифских сокровищ" (И.Б. Бращинский, Издательство Наука (Ленинградское отделение, 1979 год). В тоже время, в этой же книге написано: "В 1818 г. Керчь проездом посетил Александр I. Среди прочих достопримечательностей осмотрел он и раскопки Дюбрюкса и его «древлехранилище», в котором к тому времени были собраны многочисленные ценные экспонаты. Сам Дюбрюкс так описывал свой музей: «В нем хранится много золотых вещей, как-то: браслеты, серьги, кольца, фигуры животных, женщин и прочее; обломки статуй... Много надгробных камней с фигурами и надписями, два из них мраморные; драгоценнее всего надписи памятников, воздвигнутых в царствование царей Боспора. Медалей (так Дюбрюкс называет монеты,— И. Б.) должно быть до 200, большая часть коих прекрасно сохранилась и чрезвычайно интересна. Кроме упомянутых вещей, в музеуме хранится значительное количество стеклянных сосудов и глиняных ваз различной формы и величины; три шкапа, наполненные статуэтками и бюстами из глины и гипса».
В знак монаршей «милости и благоволения» Александр I даровал Дюбрюксу все собранное им и поручил ему вести дальнейшие исследования, не отпустив на это, однако, никаких средств."

   Всяко бывает, и бывший начальник таможни и смотритель соляных озер, увлекающийся древностями может терпеть материальные бедствия. Но, важнее другое. - В этой же книге  ("В поисках скифских сокровищ" (И.Б. Бращинский, Издательство Наука (Ленинградское отделение, 1979 год) сказано следующее: "Некоторые из найденных им ценных древних предметов Дюбрюкс преподнес императрице Марии Федоровне и государственному канцлеру графу Воронцову." Но вот, например, - Граф Роман Александрович Воронцов Государственный Канцлер Российской империи умер в 1805 году, правда историки точно не знают точную дату смерти - 2, 3, 4 или  5 декабря 1805 года, но в данном случае дата этого скорбного события не важно. 

   Важно, что мы путаемся даже в истории, которая не так далека от нас, имеет писменные свидетельства, живут и здравствуют потомки исторических личностей. В том случае с графом Воронцовым, по всей видимости, речь идет о Михаиле Семеновиче Воронцове.

   Скажите: "Это вы путаетесь". Ладно. Но вот, ведь где останавливался А.С. Пушкин в Керчи, когда прибыл в Крым из Тамани и то не знаем. Мы, кстати, попытались провести исследование этой темы. См. здесь>>> (как бы в шутку) и здесь >>> (более серьёзно), также с другим вариантом путешествия Пушкина по Крыму Вы можете ознакомиться заглянув в наш очерк "Крым в те времена, когда Пушкин был в Крыму".

   Что же касается Дюбрюкса, и других "специалистов", занимавщихся раскопками в Керчи, в начале 19 века, после присоединения Керчи и Еникале к Российской империи, то получается следующая картина: в считанные годы сметено все, результаты разбросаны по всему миру. И если бы мы керчане сейчас захотели не только восстановить картину, но даже восстановить из копий тех находок, то что было, это быд бы титанический труд. 

    Во всяком случае, не верится в картину, на которой нарисован Дюбрюкс - эдакий чудак, идущий по Керчи с палочкой и ею ковыряющий землю, поднимающий древние вещицы и с интересом их рассматривающий. На самом деле, вокруг Керчи в то время, в 1820-е годы бродили толпы беглых крестьян, желающих работы, любой - наняться на корабль и пр. Местные керченские купцы, в большинстве богатые греки, получившие от Екатерины 30-ти летние льготы, за балыки из осетровых рыб выменивали у прогулявщихся русских помещиков крепостных крестьян, записывая их на подставных лиц. И, вероятно, люди без устали копающие курганы, едва ли получали 25 копеек в день. Но результат был! Вот что пишет очевидец - Анатолий Демидов в своей книге "Путешествие в Южную Россию и Крым, Венгрию, Валахию и Молдавию, совершенное в 1837 году Анатолием Демидовым, членом Императорской Санктпетербургской Академии Наук и Искусств и пр. и пр.":

Курганы Керчи

    Царский курган в Керчи - (авторы Новой хронологии считают Царский курган примером первых христианских церквей), а по официальной версии истории (Дюбрюкса) - это древнее захоронение: "10.09.1830 градоначальнику сообщили, что на Куль-Обе обнаружили строение из тесаного камня. Стемпковский и Дюбрюкс увидели узкий проход в склеп и дверь в него. Дюбрюкс начал раскопки, и 22 сентября проник в склеп, вынув часть камней, которыми вход был заложен. Три дня, без перерыва, Дюбрюкс интенсивно работал. Значительная часть склепа была открыта, и в ней было обнаружено трое погребенных: двое мужчин и женщина, а также кости лошади и разнообразный богатый погребальный инвентарь. (Мы скажем, что захоронения в церквах - не редкость, тем более, что именно, под полом в курганах, найдены погребения, вообще, на наш взгляд, считать огромные, как говорили "циклопические" сооружения - гигансткими могилами не очень-то умно, разве люди жили так хорошо, чтобы тратить силы на такое? Скорее, это и есть древние церкви, в которых, как и в последние столетия бывали захоронения - курсив наш: Керчь - информационный портал). 

В ночь с 24 на 25 сентября Дюбрюкс и его помощники ушли, не доследовав южную часть склепа и часть восточной. К сожалению, караул не остался на ночь, и в склеп проникли грабители, подняли плиты пола, вскрыли могилу и унесли все найденные вещи. Подробности об этом ночном происшествии Дюбрюкс узнал в феврале 1831 г. от одного из грабителей грека Д.Бавро, который рассказал ему об ограблении, о могиле и обо всем, что было найдено. По просьбе Дюбрюкса, этот человек доставшиеся ему вещи (большую золотую бляху в виде оленя и часть гривны с наконечником в виде головы льва, которую грабители разделили между собой, разрубив на три части) отдал Стемпковскому.

После окончания работ на Куль-Обе Дюбрюкс написал подробный отчет-рапорт о раскопках, о погребенных в склепе, о находках и сделал планы и рисунки. Он старался все точно зафиксировать, подробно описать и тщательно сделать чертежи и рисунки. Отчет хранился в градоначальстве и был доступен для чтения. В 1834 г. копию отчета Дюбрюкс прислал в Париж, и из нее получили сведения о Куль-Обе Рауль-Рошетт и Дюбуа де Монпере (Dubois de Montpereux. Voyage autour du Caucase, V. Paris, 1843, p.195).

При жизни Дюбрюкса рапорт о Куль-Обе напечатан не был..." (Там же: http://www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/1999-10/vlasova.htm) .  

   Странной кажется сама "история" раскопок - три дня без перерыва копали, учитывая, что памятник открыт случайно, ушли оставив открытым редчайший памятник старины, попастьв который мечтали! Генерал какой-то даже из пушек в него стрелял (с внешней стороны курган был обложен огромными камнями, чуть ли не такими, из которых сложены пирамы египетские). Караул забыли поставить! Грабители - греки (не серьезные ученые, не археологи) как-то узнали, зашли в Царский курган, а он (как говорится "у черта на куличках), подняли плиты пола - откуда знали что и где поднимать - взяли золото, а потом через полгода Дюбрюкс общается с грабителем - греком Д. Бавро и просит его что-нибудь дать? На память?

    Сегодня является даже спорным - кто открыл Царский курган: А. Б. Ашик в 1833 году или Дюбрюкс в 1830 - это, конечно, шутка, но если Вы посмотрите статьи в интернете по поводу Царского кургана в Керчи, то не сразу разберетесь в хронологии раскопов и их авторстве.

    Но то, что памятник - гробница - сходятся все "официальные историки". Но в "погребальной камере",  а памятник датирован: 345-335 гг. до н. э. или 389-349 гг. до Р.Х, но в общем случае, 4 век до Рождества Христова, - есть христианские кресты и даже купель (для обряда крешения?) (См. здесь: http://www.supernovum.ru/forum/read.php?1,158528,158547). Говорят, что генуэзцы как-то незаметно раскопали, наставили крестов и также незаметно закопали, разграбив гробницы. ???.

   Первым фактическим директором Керченского музея древностей (Керченский музеумъ для сохраненiя древностей), открытом в 1826 году был Антон Балтазарович Ашик, но директором музея был назначен Бларамберг, который постоянно находился в Одессе, а фактическое заведование музеем было возложено на Ашика. В 1833 году после смерти Бларамберга (1832 год) Антон Ашик был назначен князем Воронцовым по предложению керченского градоначальника Стемпковского директором Керченского музея для хранения древностей уже официально.

     "Ашик (Антон Балтазарович) - археолог; родом серб (родился 1802 год в г. Рагузе), в 1812 году А. переселился с отцом в Одессу и был отдан в купеческую контору, но в 1817 году поступил на службу в канцелярию херсонского военного губернатора графа Ланжерона . С 1822 года А. состоял в комиссии, учрежденной в Керчи, для производства меновой торговли с кавказскими горцами. Предприятие это рушилось в 1829 году, и А., прослужив год на Кавказе, был назначен снова в Керчь, где градоначальником состоял известный археолог Стемковский. Благодаря ему и Бларамбергу , директору керченского музея, А. пристрастился к археологии и начал заниматься раскопками окрестных курганов. По смерти Бларамберга (1833) А. был назначен директором керченского музея; в 1839 году А. избран действительным членом одесского Общества истории и древностей. А. удалось сделать много драгоценных открытий, отыскать немало предметов, обогативших Императорский Эрмитаж, за что был неоднократно награждаем. В 1853 году А. был уволен от службы при музее, переселился в Одессу и занял должность библиотекаря городской публичной библиотеки; умер 1854 год. Отдельно изданы его: "Керченские древности. О Пантикапейской катакомбе, украшенной фресками" (Одесса, 1845); "Воспорское царство" - удостоенное малой демидовской премии (3 т., Одесса, 1848); "Часы досуга с присовокуплением писем о керченских древностях" (Одесса, 1850); "De la decouverte de deux statues antiques a Kertsche" (Одесса, 1851). Кроме того: "Керченские катакомбы" ("Журнал Министерства Внутренних Дел", 1845), "О последних археологических раскопках в Керчи" (ibid., 1846), "Археологические изыскания на Таманском полуострове" (ibid., 1847). " (СМ. http://www.rulex.ru/01010783.htm - проект Биографический словарь http://www.rulex.ru/). Мы надеемся, что вышеприведенной биографической заметке можно доверять - на вышеуказанном сайте сказано, что "Основу настоящего словаря составляют статьи из Энциклопедич. Словаря (ЭС) издательства Брокгауз и Ефрон и Нового Энциклопедического Словаря (НЭС). Он включает уникальные и актуальные до сих пор статьи-биографии российских деятелей, а также материалы тома «Россия». Текст передан в новой грамматике..." (Там же http://www.rulex.ru/). Но одно разногласие мы уже имеем, выше мы видим, А. Ашик "С 1822 года А. состоял в комиссии, учрежденной в Керчи, для производства меновой торговли с кавказскими горцами." Сам же А. Ашик в своей книге "Воспорское царство" в обращении "Къ Читателю" пишет: "Находясь въ Керчи, съ 1821 года, по волъ начальника моего, г. государственного канцлера графа Нессельроде...". Итак А. Ашик в Керчи с 1821 года.

 Он посвятил свою жизнь изысканиям археологическим и историческим, находясь в Кекрчи. Хорошо ли это у него вышло, плохо ли, мы сейчас не будем судить. Просто отдадим дань Почтения и Уважения нашему, уже мы можем сказать "древнему" земляку, мы можем так смело сказать, хоть Антон Балтазарович   Ашик и не рожден в Керчи, но заслуги его велики.

  Мы очень хотим предложить Читателю, а в особенности, юному керченскому Читателю работу А. Ашика "Воспорское царство", изданную в 1848 году. Мы будем постепенно перепечатывать эту антикварную книгу и выкладывать на сайт частями, не дожидаясь окончания всей работы (к сожалению, сканировать такую книгу не возможно, так как эта книга о Керчи (древней Керчи, в ее прошлых лицах - Пантикапей напечатана, естественно в 1848 году в старой грамматической форме, и кое-где мы оставим эти места, чтобы немного сохранить дух 19 столетия, но, конечно, изложим ее в новой грамматической форме).

   Итак, Антон Балтазарович Ашик, "Воспорское царство":

"КЪ ЧИТАТЕЛЮ.
Находясь в Керчи, с 1821 года, по воле начальника моего, г. государственного канцлера графа Нессельроде, в стране,  где все дышит древностью, где каждый камень, так сказать, воскрешает в душе воспоминания о прошедшем, я охотно стал изучат археологию; стал изучать вековые памятники гения человеческого в произведениях Греков, и старался ближе познакомиться с сокровищами, меня окружавшими. Старое знакомство мое с покойным нашим антикварием Бларамбергом, еще больше возбудило охоту мою к занятиям археологическим. В 1826 году открыт был в Керчи музеум для сохранения древностей, находимых на земле Воспорскаго царства. Директором этого музеума назначен был г. Бларамберг: он имел постоянное пребывание в Одессе, — музеум же оставался в непосредственном моем заведывании. Начальству Новороссийского края известно, что трудами моими по части археологи! (за которые я получил несколько благодарностей от начальства), я способствовал г. Бларамбергу к разрешению многих ученых гипотез, к пополнению существующих в истории Воспора промежутков, и вообще к обогащению музеума и науки разными любопытными памятниками. Назначение в Керчь градоначальником, в 1827 году, покойного ученого нашего археолога Стемпковского, дружбою которого я имел счастье вполне пользоваться, заставило меня полюбить совершенно науку древностей: беседа с Стемпковским всегда была для меня поучительна, и я обязан ему многими по части истории Воспора свиданиями. По смерти Бларамберга, в 1832 году, место директора музеума осталось праздным; и потому по предложению Стемпковского, в 1833 году, Е. С. князю Воронцову угодно было, сверх прямой моей должности по части дипломатической, возложить на меня и обязанность директора музеума. Таким образом, Керченский музеум, со дня его открыли по ныне, оставался постоянно в моем заведывание. Приняв на себя эту обязанность, я старался, по крайнему моему разумению оправдать сделанный Стемпковским выбор, трудился столько сколько позволяли силы. и статьями моими. напечатанными в разных Европейских ученых журналах, показал Европе сколь разнородными богатствами изобилует Россия, даже относительно изящных произведений искусства древних Греков. В 1845 году я издал описание Пантикапейской катакомбы с Фресками, и доставил начальству целую книгу о произведенных в Керчи разысканиях. Книга эта присоединена к сочиненно о Керченских Древностях, издаваемому под руководством начальника 1-го отделения Эрмитажа Его ВЕЛИЧЕСТВА, г. действительного статского советника Жиля. Я сделал., что мог! Заботы и хлопоты о великих потребностях жизни, весьма часто останавливают развитие способностей человека, и часто отвращают его от предназначенного ему поприща.
Но я не хотел ограничиться одними этими трудами. В течение пятнадцатилетнего управления моего музеумом, приобретено было много палеографических памятников, надгробных камней с надписями, расписных ваз, золотых вещей, мраморных статуй и разных других любопытных и единственных в археологическом мире памятников: большая часть этих предметов украшает ныне Эрмитаж Его ВЕЛИЧЕСТВА; однако и Керченский музеум имел свою долю в этой обильной жатве: его палеографические памятники и другие драгоценности умножились до того, что я видел необходимость издать оныя в особом сочинение, и этим пополнить существующей недостаток в сфере археологии, но средства на это нужный меня удерживали.
Представив об этом князю М. С. Воронцову, его сиятельство, постоянно заботящийся о распространение всех отраслей наук, и покровительствующий всякому полезному делу, поручил мне, чтобы описание палеографических, памятников, слитое в одно отдельное сочинение, издано было вместе с надгробными надписями, сохраняющимися в Керченском музеуме. Этого было довольно. С рвением и любовью принялся я за это сочинение, и чтоб сделать его интереснее, присоединил к нему, в 3-й части, описание многих других памятников, украшающих Керченский музеум. Я старался разъяснить сколько-нибудь, мрак, покрывающий историю Воспора и доставить возможно-полное сведите о царстве, еще мало известном; хотя оно и подвергалось грозным нашествиям соседственных народов и было позорищем кровопролитных битв. Но цари Воспора твердо отстаивали все неприязненные нападения, и успели, под сенью Римской державы, сохранить свою самобытность. Царство это не вошло даже в состав завоеваний Александра великого, может быть потому, что он слишком много уважал дружественный сношения Воспорских царей с Афинами.
Первая часть моего сочинения представляется на суд публики. Знаю, что и мой труд не без погрешностей, но труд такого рода, как этот, заслуживает снисхождение. Знаю также, что литографирование рисунков и особенно планов и карт не удовлетворительно. Вина не моя. Все это исполнено в литографии г. Бигатти. Я не жалел ни трудов, ни денег, но лучшего сделать не успел. Одесса, как известно, есть торговый город: он еще далеко не достиг, в отношение искусств до той точки, на которой находятся наши столицы: а потому я надеюсь, что принимая в соображение все это, читатели не будут слишком строго охуждать неизящность рисунков.
При сем вменяю себе в обязанность изъявить глубокую мою благодарность ученому члену нашего Одесского общества, известному Берлинскому Филологу г. Бекку равно и г-ну профессору Берлинского университета доктору Францу, за истинно обязательное участие их в изъяснение древних греческих надписей. Не менее того считаю себя обязанным благодарить г-на секретаря Одесского общества Мурзакевича, за ученые содействия, оказанные в труде моем."

  Не трудно догадаться, глянув на наш домен kerch-info.ru, чем объясняется приоритет в истории Крыма истории Керчи. Но, есть ещё аргумент - как бы там не было и кто бы ни жил в Тавриде во все времена, Керчь во многие времена была большим городом, а часто и столицей государств (царств и т.д.). Удобное, а главное стратегическое положение Керчи определяло статус города.

   На нашем сайте Вы ни в коем случае не найдете слов "Керчь - город 26 веков" и подобного, уже почти миллион страниц в Яндексе заполнено подобным, из сайта в сайт переходит информация, которую не только не проверяли, но порой кажется, что и контент не читают, который выкладывают - какой смысл? Или люди ждут когда откроются пункты приёма интернет-макулатуры, чтобы свой контент поменять на что-нибудь стоющее, например, на роман Александра Дюма - отца?

   Итак, как мы и обещали не будем начинать с историка, грека, годы жизни, которого по официальной версии истории (не "Новая Хронология", этой новой исторической теории мы доверяем больше, вернее согласны с критическими вопросами, которые она задает официальной истории), так вот годы жизни греческого историка - 63 до Р. Х. —  23 Р. Х. и имя его Страбон, т.е. он родился в год, когда погиб наш Царь - Митридат шестой Евпатор, который представляется нам керчанам скорее как легенда, нежели историческая личность. Но, вместе с тем, Георгий Кониский (если Вас интересует интереснейшее историческое мнение историка, жившего в 18 веке, который впрочем, был и Архиепископом белорусским, то в Яндексе Вам лучше задавать его фамилию, в качестве поискового слова, с двумя "с" - Конисский, иначе, возможна путаница с Кониским Александром Яковлевичем), итак, стоит повторить после длинной вставки - Георгий Кониский считал Митридата Евпатора VI и его орды перехожими через славянскую землю:

История Крыма Керчи Георгий Кониский

   В приведенном выше отрывке из книги Георгия Кониского "История Руссов", нам кажется, интерес представляет не только то, что Митридат Евпатор VI, как сказано: "Киммериане, или Готты, Маиоты, Гуны и другие, наравне с ордами Понтийского Царя Митридата, были перехожими через славянскую землю...", но и мнение Г. Кониского о греках и генуэзцах, которых он считает, чисто купцами.   

   История древнего мира малодоказуема и в том изложение, которое принято сегодня "официально" и в появившейся новой версии "Новой Хронологии", и вряд ли с существующими сегодня технологиями и методами истории, как науки, а также по причине того, что многое потеряно безвозвратно - археологические, палеографические и прочие доказательства, возможно воссоздать истинную историю ранее второй половины семнадцатого века или немного раньше?

   Поэтому и начнем рассмотрение истори Крыма, в первую очередь через призму истории Керчи (это потому что сайт в большой степени о Керчи - это раз, а также Новая история Крыма начинается с истории Керчи, именно Керчь и Еникале первыми землями были, из переданных Российской империи в 18 веке - это два) с Новой истории, т.е. со второй половины 18 века. 

   Вот, например, что для рассмотрения Новой истории Крыма и Керчи дадут нам "популярные" материалы, составленные по приказанию Министра Внутренних Дел и опубликованных в Четвертом томе в 1864 году, в типографии К. Вульфа, под названием "Городские поселения в Российской империи". 

   "Керчь-Еникольское градоначальство. Города. Керчь-Ениколь.

Портовый город при Босфорском, или Керченском, проливе. (Здесь и далее мы будем сохранять и орфографию, кроме, разумеется ятей, ижий и пр. и синтаксис оригинала). 

  1774 июля 10. По мирному трактату, заключенному с Портою Оттоманскою в Кучук-Кайнарджи, крепости Еникале и Керче присоеденены в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи (а). - 1775 февраля 14. При учреждение Азовской губернии, города Керчь и Еникуль присоеденены к ведомству Азовской провинции этой губернии (б). - 1775 марта 28. В городах Керчи и Ениколе дозволено поселиться служившим во флоте, под предводительством графа Орлова-Чесменскаго, Грекам, с предоставлением им особых выгод (в). - 1784 февраля 24. Керчь-Ениколь присоединены от Екатеринославскаго наместничества ко вновь учрежденной Таврической области, с оставлением безъуездными городами (г). - 1796 декабря 12 и 31. (Надо же под Новый 1797 Год! С Новым 1797 Годом - прикольно!) Присоединены, в составе таврической области, к Новоросийской губернии безъуездными же городами (д).".

   Крым, Керчь. Керчь в 1837 года глазами ученого путешественника.

"Приближаясь к Керчи, мы въехали в такое место, где почти на каждом шагу попадались курганы. Нигде нам не случалось встретить этих насыпей в таком количестве. Замечательно, что здесь и естественные холмы, своим внешним видом, очень много сходствуют с курганами. Впрочем, здешние курганы все были уже разрыты, обысканы и оставлены полуразрушенными, так что на них грустно смотреть. Конечно, очень хорошо было для науки собрать все вещи, бесполезно в курганах лежавшие, и таким образом знакомить современников и потомство с древностью, но тем не менее можно бы, кажется, обыскать курган, опять зарыть его и даже поставить на нем какую нибудь доску с надписью, в которой исчислялись бы вещи, в том или другом кургане найденные; это послужило бы полезным указанием для историков и антиквариев, а вместе с тем сохранились бы и самые курганы, составляющие также не только древность, но и не последнюю достопримечательность здешнего края."". (Анатолий Демидов).

   Другой путешественник, писатель и журналист Павел Свиньин, взобравшись на Митридатову гору (так говорили и писали все путешественники (курортники), посещавшие Керчь, но в "Записке о Керчи", по всей видимости, написанной ее градоначальником Ф.Ф. Вигелем, говорится, что местные керчане 1826-1828 годов уже говорили просто, как мы сейчас: "пойдем на Митридат", "На Митридате". Так вот П. Свиньин пишет, глядя на Керчь с Митридата:

   "С одной стороны открывается вам море, с синеющимися берегами Анатолии, а с другой - степь, похожая также па море от безчисленнаго множества курганов, ее покрывающих и представляющихся в безпрерывном волнении". 

   Курганы Крыма, и в особенности курганы Керчи - что это?

Ортодоксальные историки и археологи говорят, что это захоронения, авторы "Новой Хронологии", увидев Царский курган в Керчи, и обладая свежим мышлением - сказали, что это древняя церковь.

   Кто прав? Сложный вопрос?

   В передверии выхода новой книги авторов "Новой Хронологии", в которой Крым и "Новая Хронология" связаны теснейшим образом, этот вопрос становится, на наш взгляд актуальным. Книга эта - "Христос родился в Крыму. Там же умерла Богородица". Эта новая книга только анонсирована на официальном сайте (http://www.chronologia.org/). Мы ее пока не читали, но будет очень любопытно. В любом случае, если Бог и не родился в Крыму, то Крым он нам подарил как дорогой подарок и мы должны этот дорогой подарок беречь!

   Нам, на солнце палящем, некоторым керчанам, кажется, что функция кургана - это далеко не погребальное сооружение. Действительно, если в церкви есть могилы, например, как в Архангельском соборе Московского Кремля, то никто все церкви от этого не называет погребальными сооружениями. Да есть захоронения в самих церквах - это известно, а так же у церкви всегда были кладбища. Так в самих курганах Керчи частно не находили захоронений, в этом случае, они (Дюбрюкс - это тот самый француз о котором Пушкин после проезда через Керчь в письме к брату написал: "какой-то француз прислан из Петербурга для разысканий", А. Ашик - первый директор Керченского музея, не считая Бларемберга, Луценко - тоже директор керченского музея, и пр. - все они и многие другие занимались разысканиями в Керчи, да так рьяно, что А. Ашик уже в 1848 году, в своей книге отметил, что искать, дескать, в Керчи больше нечего, но есть, мол, еще места), они старались и находили - то вазу, и говорили - там прах, или: генуэзцы разграбили и аккуратно закопали, так как было и т.д.

    По всей видимости, как в Москве было сорок сороков церквей, это значит 40х40=1600, так и в Керчи, в эпоху раннего Христианства, было более тысячи курганов.

 

Крым курган - христианская церковь

 

   Были захоронения и в курганах - и в этом как и в захоронениях в современных (относительно древних курганов) церквах ничего особенного нет.

Крым Мелекчесменский курган

  

  В насыпи кургана, и вокруг кургана часто находили многочисленные захоронения. Также как у церкви кладбище, так же и у кургана были многочисленные захоронения. В курганах Керчи захоронения часто находили, лишь вскрыв пол кургана, что похоже на захоронения в полу современных церквей (относительно древности курганов).

   К сожалению, после того, как по Мирному Договору между Турцией 1774 года и Россией Керчь и Еникале были переданы Российской империи и в Крым хлынули "просвещенные" "изыскатели", началось, по всей видимости разграбление всего, что попадалось им на глаза. В этом процессе учавствоали все, кто хоть немного понимал, что это не только археологические ценности, но и то, что можно продать. В книгах, изданных в Париже, начиная, наверное с конца 18 и начала 19 века мы видим многочисленные изображения монет, медалей, этрусских ваз (хороше название, неправда ли, но мало кто из ученых видит в этом слове слово русские без артикля), золотых украшенйя и пр. Выше мы уже упоминалы Дюбрюкса, Антона Балтазаровича Ашика, здесь же можно добавить Дюбуа, градоначальника Керчи Стемпковского (часовня на могиле которого, построенная в в 1834 году на Митридате (Митридатовой горе) была снесена после 1945 года, т.е. часовня пережила Крымскую войну, ВОВ 1941-45 г.г., и не случайно бомбой или снарядом, а советскими "археологами" - конечно, все мы помним тот саркастический момент в романе Михаила булгакова "Мастер и Маргарита": "Бездомный дико и злобно вытаращил глаза на развязного неизвестного, а Берлиоз спросил, криво усмехнувшись:- А кто именно? Враги? Интервенты?- Нет, -- ответил собеседник, -- русская женщина, комсомолка. ", вот так - насмешка судьбы посмеялась и над надгробным памятником Стемпковского Ивана Алексеевича, рьяного археолога Керчи.

 

Часовня Стемковскому Крым Керчь

 Среди искателей были люди не только, получивщие задание или по долгу службы считавшие, что можно раскапывать и разбрасывать, - пусть в Императорский Эрмитаж или канцлеру Графу Румянцеву. Наверное, и Воронцову, одним словом начальству.

Канцлер Граф Румянцев

 

 но и многочисленная армия "случайных" копателей. Среди них, например, Патиниотти - командир транспортной керченской флотилии, раскопавший в 1821 году  курган в цепи Кульобских курганов. Тот самый молодцеватый, седовласый офицер - грек, который расхваливается на наших керченских сайтах, тот самый Патиниотти, который водил на экскурссию по Керчи Гавриила Васильевича Геракова - автора Путевых записок по многим российским губерниям и бывший в Керчи в тот же день, что и А.С. Пушкин - с 15 по 16 августа 1820 года. Можно вспомнить еще двух-трех греков, которые забрались ночью в царский курган, пока Стемковский, Дюбрюкс и не помним точно, молодой Ашик - учавствоал ли, так вот забрались и все украли, а потом через полгода Дюбрюкс встретил одного из них и выпросил пол или целый золотой гребень? -! Как узнал, что тот грек, почему, каким образом! Но, вообщем, если отбросить наше врожденное человеческое доверие, приходят на ум слова из известного фильма по пьесе Михаила Булгакова "Иван Васильевич меняет профессию" - "У Шпака магнитофон, у посла медальон". 

     И вот, что увидел путешественник, Анатолий Николаевич Демидов, подъезжая к Керчи в 1837 году, т.е. после 26 лет прибывания в Керчи Дюбрюкса, 16 лет на тот момент в Керчи жил А. Ашик - за два десятка лет разорили все то, что было не тронуто веками, несмотря на многочисленные крымские войны, принадлежность Крыма к самым разным народам, живущим там как вместе так и врозь, имеющим самые разные религиозные верования, говорящие на разных языках.

Курганы Керчи

 

    Мы не стали переписывать, тем более, в новой орфографии книгу А.Н. Демилова "Путешествие в Южную Россию и Крым, Венгрию, Валахию и Молдавию, совершенное в 1837 году Анатолием Демидовым, членом Императорской Санктпетербургской Академии Наук и Искусств и пр. и пр.", а просто привели фото фрагмента.

   Однако мы отвлеклись, хотели только сказать, что в курганах часто захоронения бывали найдены под полом, как в обычных церквах.

    О кургане Мелекчесменском хотим заметить, что место, вообщем-то, уединенное. Сейчас, конечно, здесь Керченский автовокзал с которого Вы можете на автобусах или маршрутках, курсирующих как  автобусы раньше, уехать в любой город Крыма - Симферополь, Алушту, Судак, Феодосию и на ту сторону - в Анапу. Рядом также центральный рынок - народу полно. А вот во времена, постройки кургана, нам кажется, здесь было тихо - в реку Мелек-Чесме вподала другая речка. Мелек-Чесме или иное название - Пантикапа, была, конечно, многоводней и здесь в этом месте, за рекой где курган было тихо.

   Но мы не можем знать какова была Вера наших праотцов, как они молились, мы можем только предположить.

Крым христианство древние церкви
Возможно, внутри каменной кладки кургана, где сверху было окно (отверстие) через которое проходил воздух и свет, молились наши праотцы, им, по всей видимости, не нужны были другие реквизиты, появивщиеся в храмах позже, их Вера была сильней? Возможно, они молились в одиночестве, возможно, этот ритуал мог проходить и с большими и более трудным испытанием духа молящегося - например, вход в курган могли засыпать на время и молящийся остовался в изоляции на часы, а может быть и на дни. Мы не знаем и узнать это нам не суждено. Возможно, что такие, говоря современным языком, психологические эксперементы проходили не всегда удачно - по всей видимости, вместо просветления люди могли получать и сильные психологические травмы - попросту говоря, сходили с ума. А может быть и умирали - и это причина таких находок в курганах, как скелеты людей без признаков каких-либо гробов или саркофагов. Но как мы описали выше процесс "разысканий", а попросту разграблений курганов не только "случайными" людьми, но и процесс расскопок учеными того времени, которые, кстати, по совместительству были еще начальниками соляных озер, чиновниками департаментов разных, попечителями керченских портов и пр. Поэтому сейчас трудно с точностью сказать, что было в курганах на самом деле в момент их постройки и действия. В конце концов можно свалить кое-что и на генуэзцев, татар, турков и т.д. Кстати, наше мнение такое - например, церковь Усекновения Честной главы Святого Иоанна Предтечи в Керчи, см. на фото Керчи ниже:
Могила Посполитаки

 

 

    По словам многочисленных очевидцев, видевщих церковь в начале 19-го века, был церковный двор. Вообще, церковь, по всей видимости, находилась внутри старой крепости, т.е. средневековой городской крепости, вокруг церкви были в большом колличестве "античные" статуи, обломки колон, барельефов - все было цело в течение времени, когда Крым принадлежал туркам, и жившим в Крыму татарам, а вот через двести лет мы видим только один саркофаг, в котором прах Луки Евстафьевича Посполитаки - современника всех вышеназванных: Геракова, Пушкина, Дюбрюкса, Стемпковского, Ашика.  

Крым

   Саркофаг, единственно, осташийся от кладбища у церкви Святого Иоанна Предтечи, саркофаг, где лежит прах грека Луки Евстафьевича, современника (1820-1860-е годы) вышеназванных, а так же: Павла Свиньина и Анатолия Демидова, Филиппа Филипповича Вигеля, чьи записи мы привели выше, а так же покамест, и в заключение этой заметки:  

 "В Керчь, эту древнюю столицу Босфорского царства, мы въехали по широкой, прекрасной улице, в которой было проведено крепкое шоссе, покатое к обоим краям; тротуары в ней сделаны из широких плит, домы из мягкого скважистого известника, такого же как и в Одессе. По внешнему виду домов, по их аркадам, колоннам и другим архитектурным украшениям, Керчь очень похожа на Европейский город, и в ней нет таких несоразмерно широких улиц, какие мы находили в некоторых новейших городах южной России. Главная улица пересекается под прямым углом другими, и все содержится в чрезвычайной чистоте. В одной из этих боковых улиц, мы нашли, после долгих поисков, гостиницу Босфор, о которой заранее знали, что это лучшая и почти, можно сказать, единственная гостиница в Керчи. И не смотря на то, какая гостиница! Предствьте, что вместо кровати и здесь мы нашли только зловещий билиард, напоминавший о нашем пребывание в Валахии.

   Гостиницу Босфор содержит немец; у него примилое семейство. Но увы! эти Немцы сохранили и здесь свою национальную медлительность. Мы должны были дожидаться несколько часов, пока нам развели огонь в огромной печи, которая могла нагреться не иначе как после продолжительной, почти суточной топки."

   История Крыма интересна нам сама по себе, непосредственно. Крым, занимая площадь подобную по размеру, какие занимают многие государства, ныне сущуствующие как суверенные страны. Крым имеет длинную историю, начинающуюся задолго до тех времен, когда история начала свое движение во многих ныне процветающих странах. Крым по своим природным, климатическим характеристикам, несомненно, является одим из мест на земле, где люди могли, и они это делали, селиться и жить ещё в те времена, когда «технологии» человечества находились на уровне палка-камень. Крым, имея столь значительные преимущества по условиям жизни для людей привлекал и гостеприимно принимал многие народы. Названия народов менялись, народы смешивались и разделялись, а потом опять смешивались и снова разделялись. И так далее до наших дней. Не трудно представить эти процессы и сейчас, наблюдая современные политические тенденции и реалии времени. Примеров можно превести множество, как наблюдая подобные процессы, скажем так, на территории, занимаемой ныне Россией, Украиной, СССР, Российской империей, странами СЭВ, т.е. на большей части Европы, так и в более отдаленных от нас территориях Земли, в странах, происходящие процессы, в которых мы можем наблюдать по Евроньюс и т.д. Процессы слияния-размеживания, как правило, сопровождаются изменениями названий государств, сменой доминирующих в странах этносов, внесениями изменений в грамматику языков, перестройками политеческих конструкций и пр. Так наблюдая за русским языком в настоящее время, подразумевая под настоящим временем несколько десятков лет (в контексте длинной истории Крыма, это действительно миг) мы видим, что люди живущие в странах СЭВ не знают русский так хорошо как раньше и так массово, как раньше. История Крыма представляет большой интерес и с точки зрения того, что Крым был переодически закрыт то для одних, то для других. Крым как большой алмаз, всякий хотел схватить и спрятать себе в карман.  
Генуэзцы в Крыму.
(Историческая картина).
В то время, с которого мы начинаем рисовать историческую судьбу Крыма, для России настал день освобождения из под тягостного и унизительного ига диких и бесчеловечных монголов. Великая драма разыгралась на пол Куликовом 8 сентября 1880 г. Повелители разбежались и грозный Мамай должен был сознать, что звезда его могущества затмилась и погасла навсегда. Пока на место его подготовлялся более жестокий и отважный властитель Задонской Орды, он начал мечтать о переселении столицы в знаменитый в то время Эски-Крым, обогащавший не только его, но и уполномоченных им баскаков или градоправителей (Нет сомнения, что Мамай с этою целью сбежал в Феодосию с своими сокровищами, где и был убит ). Страна эта отчасти была уже занята монголами с 1224 года, после битвы на р. Калке, и служила резиденциею не только отдельных начальников племен, но и некоторых буйных принцев Чингиз-ханской крови, вынужденных удалиться от ступеней трона с надеждами воспользоваться ими при благоприятных обстоятельствах. В числе последних мы встречаем на Чуфут-кальской недоступной крепости того ужасного Тохтамыша, который несколько лет спустя, добившись трона, с многочисленными таборами монголов, истребил сотни городов и сел великой славянской земли, три дня отчаянно бился под стенами несчастной Москвы и коварно, достигнув перемирия, предал смерти и огню славный град с его достойными гражданами и защитниками (Что Тохтамыш-хан обитал на Чуфут-кале, известном в то время под названием Хын-хыра, это свидетельствует памятник, сооруженный здесь над могилою его дочери.).
В то время, когда подготовлялись эти события, Константинополь, властитель ворот соединения западной части Европы с восточною половиною ее, был представителем всемирной торговли и мог бы господствовать на водах Средиземного и Черного морей, если бы счастливому развитию ее не противопоставлены были чудовищные меры византийского правительства в виде монополии, сокрушившей мало по малу благосостояние купеческого сословия.
Вот как отзываются об этом историографы: Еще в царствование Юстиниана правительство лишило народ права заниматься выделкою шелковых материй и вслед затем овладело торговлею шелком, не подозревая того, что этим остановит развитие одной из важнейших отраслей государственной промышленности и заставит массу работников или оставаться без пропитания, или искать убежища в странах, где свободно занимались этим промыслом. He ограничиваясь и этим, правительство, в виде обогащения государственной казны, постановило, чтобы хлеб, вино и масло — эти важнейшие продукты народа, исключительно приобретались из первых рук и продавались императорскими чиновниками, которые, без сомнения, в видах личного интереса, страшно эксплуатировали потребителями, обязанными покупать только у них. Кром этого, по словам бывшего в то время префекта Прокопия, у всех ворот Константинополя и в гавани постоянно находились чиновники, изымающие тягостные пошлины с кораблей и вообще со всех привозимых товаров, к которым присоединяли плату в пользу своего усердия и нередко доводили купцов до того, что они предпочитали сжигать суда свои со всем грузом.
При таких тягостных условиях гражданам ничего более не оставалось, как прекращать торговую деятельность славных предков и предаваться интригам, схоластическим прениям и другого рода развлечениям, ведущим к растлению нравов.
За печальными явлениями этими в Византии зорко следили предприимчивые итальянцы Амальфийской республики, успевшие уже придать громкую известность городу Амальфи, ведущему обширную торговлю с приморскими странами. Им первым удалось завести торговые связи с Константинополем. За ними прибыли в Византию венециане, к которым император Алексей Комнен настолько был снисходителен, что в 1084 г. предоставил право не только торговать по всей империи, но устраивать в столиц торговые дома и иметь своих судей.
Громадные выгоды этих последних заставили и пизанцев искать у того же императора подобных благ, а вслед за ними и генуэзцев. Правительство Византийской империи настолько являлось снисходительным аферистам, что изъявило даже согласие на формальный договор с Генуею, по которому граждан ее приобрели право повсеместной торговли в империи и отдельную площадь в столиц для постройки храма, домов, магазинов и т, п.
Последствием этих уступок было то, что, завладев богатствами Греческой империи, латиняне в ХII веке уже успели завоевать и завладеть многими частями этого государства.
Вот как пишут об этом люди, специально изследовавшие этот горестный период времени для Византийской империи: «Венециане овладели всеми островами и берегами, имевшими коммерческое значение, и кроме этого присвоили себе в Константинополе три лучшие квартала, где основана была колония, по образцу метрополии, с сенатом из 6 членов, советом и верховным судьею или консулом, который титуловался деспотом и господином четвертой с половиною части римской империи, т. е. Dominns quartae et diraidiae imperii romani. Этот вельможа, подобно венецианскому дожу, имел двор, составленный из судей, советников, камерлингов, констабля и множества других второстепенных офицеров. При церемониях он носил пурпуровую одежду, знак императорского достоинства, водружал на дворце своем хоругвь св. Марка и вообще держался самодержавным государем".
Понятно, что при таком могуществ венециане считали себя полнейшими хозяевами на Черном море, которое они посещали раныше, и понимали громадное значение его для торговых сношешй. Для большего удобства они основали на северном берегу Азовского моря Тану, как складочный пункт азиатских произведений и как рынок монголо-татарских племен; вторую колонию завели в Солдаи (нынешнем Судак ).

 
< Пред.   След. >