Керчь в настоящем, прошлом и будущем. Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
  Однажды, но не так давно, на одном из крымских форумов мы наткнулись на заметку о каком-то городе, по всей видимости, о крымском городе, но, дочитав до конца статьи, поняли, что речь идет наверняка о крымском городе, и точно о Керчи. Мы знаем почти каждый уголок Керчи, как в настоящем, так и в недалеком прошлом, пытаемся заглянуть ещё дальше - в далекое прошлое Керчи и поразмыслить: а как было на самом деле, как пишут историки, или иначе, ищем незнакомые места в далеких временных пространствах. Поэтому узнать за секретной буквой К. город, в котором: «…огромная территория с чудовищно-живописным ландшафтом брошенной аглофабрики: поржавевшие краны напоминают инопланетных жирафов, будто бы вдруг уснувших лет пятьдесят назад, или внезапно покинутых людьми роботов; торчащие ввысь темные, словно бы изъеденные гигантской молью, трубы, страшные железобетонные сооружения наводят на мысль о войне миров и конце цивилизации.» - узнать Керчь не мудрено!
   Заглядывая в прошлое Керчи, мы не раз обращались к литературе, мемуарам, воспоминаниям и конечно историческим запискам. Среди острых, можно отметить «Записку о Керчи» Ф.Ф. Вигеля. Наш градоначальник (1826-1828 годы) не подписал её, но многие читатели и литературные критики 19-го века однозначно сошлись на мнении, что автор «Записки о Керчи» - Филипп Филиппович Вигель. Начинается «Записка о Керчи» Ф.Ф. Вигеля чем-то схожим с найденной нами в Интернете статьей неизвестного писателя: «Есть место в мире, почти совсем не известное, или, лучше сказать, почти совсем забытое, но не менее того примечания достойное»-писал Филипп Филиппович Вигель, сравните: «Где-то на отшибе цивилизации бесславно вырождается, некогда процветавший город К. Расположился он на берегу моря, точнее – пролива, как будто бы городу на роду было написано довольствоваться малым.»-пишет наш современник.  Да, о Керчи были анонимные Записки, есть такие и сейчас, будут ли в будущем – дело наших действий сейчас – будем стараться, и критики не будет.  
 

Эта заметка, из форума в Интернете, которая стала центром нашего внимания, т.е. написанная не старинным русским барином, а нашим современником, даже не заметка, а скорее целая литературная статья, которую мы публикуем ниже, заставила нас задуматься о Керчи в её ближайшем будущем.
   Пока мы не приступили к настоящему, еще раз обратимся к прошлому, в лице нашего бывшего градоначальника Ф.Ф. Вигеля. Филипп Филиппович остро и с большой критикой обращается к читателю, сетую на трудности что-либо сделать в Керчи, хотя у него была такая возможность, но его самое большое желание во время градоначальства в Керчи – было уйти с этого места службы, уехать из Керчи – об этом можно судить по его подписанным Воспоминаниям. Ф.Ф. Вигель – русский барин, фантазер, чрезмерно ленив, развлечения и жизнь в столицах привлекала воронежского помещика больше всего. Кружки различного толка – от литературных до политических, театры и пр. развлечения – вот это жизнь! 

 Есть «отзывы» о Керчи, рассказывающие ужасы отдыха в Керчи, отвечать на подобный бред именно в тех форумах, где они опубликованы, глупость с нашей стороны, поэтому ни мы, ни наши коллеги – авторы других нормальных сайтов о Крыме и о Керчи, этого не делаем. А отдельно пару слов скажем. Пишут такие «отзывы» либо очень недалекие люди или пишут провокаторы, чтобы привлечь внимание к своему чахлому форуму. По-существу, можно просто сказать, что за 15 гривен в сутки в старом кемпинге, построенном в 70-х годах как база отдыха летнего выходного дня для работников такого-то предприятия Керчи, роскошных условий проживания искать было бы абсурдно. Люди, покупая путевку в определенный кемпинг, и уже приехав на место, видят все условия, тем не менее покупают путевку по стоимости 15 гривен – 60 рублей в сутки, извините, равную 2-3 разовому посещению биотуалета у метро в Москве, а потом льют потоком возмущение: этому отелю пять звезд не дашь! – читаем с интонацией М. Задорнова, когда он тянет смешное в заключительной части своей любой талантливой реплики.
   Но, однако, пора, а то получается затыкаем рот критике! Читаем, а потом возвращаемся к обсуждению. Идёт? Итак, вот эта литературная, но критическая статья о Керчи:
«Часть первая. Образы
Где-то на отшибе цивилизации бесславно вырождается, некогда процветавший город К. Расположился он на берегу моря, точнее – пролива, как будто бы городу на роду было написано довольствоваться малым. Бывает, стоя на берегу настоящего моря, на закате, и любуясь бескрайним простором, расстилающимся всюду, сколько хватает глаз, начинаешь испытывать восхищение перед этим великолепием и задумываться о ничтожности земной жизни, ощущая себя маленькой песчинкой, затерянной во Вселенной. Но с берега пролива, пусть и в вдалеке, всегда виден его противоположный берег, кажется, что выглянув в окно, упираешься взглядом в окна противоположного дома. Воспарить мыслям над землей мешает также оживленное движение, царящее в проливе – он буквально кишит большими сухогрузами и танкерами, которые, как поговаривают некоторые, перевозят контрабанду и прямо в море передают неведомый груз судам из соседней страны. Пляжи города К. почти исчезли, их поглотила вода, а на оставшейся полоске песка тут и там валяются пустые бутылки, остатки пищи и окурки. Здесь раздолье муравьям, мухам и прочим бессчетным мелким созданиям, которым я не знаю названия. Старожилы еще помнят то время, когда пляжи были широки и чисты, когда там шла бойкая торговля чебуреками, соками, водами и мороженным. К пристани то и дело подходили сейнера и прогулочные катера, с которых лилась веселая музыка, долетающая до окон домов, стоящих неподалеку. Теперь от пристани остались лишь сваи, одиноко торчащие из воды.     
Конечно, и сейчас в городе К. нерукотворное небо все так же усыпано звездами по ночам. Их отчетливо видно в большей части города, так как уличные фонари вышли из строя целую жизнь назад, и не родился еще тот человек, который счел бы нужным наладить систему уличного освещения. Глядеть на звезды и думать о вечном мешает неизвестно откуда появляющийся запах, характерный для содержимого канализации. Видимо опять где-то прорвало и вот по широкой, спускающейся к морю улице с выразительным названием Курортная, текут зловонные ручьи. Коммунальные службы в городе К. вообще редко утруждают себя работой, поэтому мусорные контейнеры стоят давно переполненные, и мусором покрыта вся прилегающая к ним территория. Это, однако, совсем не огорчает местную жительницу, которая регулярно пасет здесь своих козочек.
В городе К. не стоит отходить далеко от дома в самое что ни на есть темное время суток: в буйной, предоставленной самой себе растительности затаились насекомые и пауки, в воздухе бесшумно охотятся летучие мыши, кроме того, по ночам, когда спадает зной от палящего с раннего утра солнца, бесчисленные собачьи своры, на которые здесь, как впрочем, и на все остальное давно махнули рукой, начинают свои дикие игры, сопровождаемые наводящим ужас лаем и рвущим сердце пронзительным визгом.
Вот наступает утро, курортники и местный люд показываются на улице. Есть в городе К. и милые улочки, которым аккуратные белые домики придают неповторимое очарование. Но и в их гармоничном ряду нет-нет, да и встретятся вычурные размалеванные металлические ворота частных пансионатов. Хозяева этих «пансионатов» начисто лишены всякого эстетического чувства и обустраивают свои заведения, опираясь на убогие, сформированные под воздействием второсортных сериалов, представления о европейском качестве. Однако постояльцы всем довольны, встав утром, они идут на море, там пьют пиво, закусывают вяленой рыбой и арбузом, вечером уходят спать, чтобы назавтра опять вернуться к складу отбросов, именуемому пляжем.
Жители города уже мало что замечают – за долгие годы, проведенные в этом месте, они привыкли к постепенному распаду и деградации. Однако новичку сразу же бросятся в глаза фантасмагорические картины, которые порождает множество полуразрушенных сооружений. Вот одно из них – пустой, с выбитыми стеклами и осыпавшейся со стен штукатуркой дом, на нем еще уцелели некогда старательно выложенные четыре буквы: «БАНЯ». Вот с размахом выстроенный стадион, явно знававший лучшие времена, теперь же от него осталось лишь название. Вот огромная территория с чудовищно-живописным ландшафтом брошенной аглофабрики: поржавевшие краны напоминают инопланетных жирафов, будто бы вдруг уснувших лет пятьдесят назад, или внезапно покинутых людьми роботов; торчащие ввысь темные, словно бы изъеденные гигантской молью, трубы, страшные железобетонные сооружения наводят на мысль о войне миров и конце цивилизации.
Мимо всей этой красоты в маршрутках и в так называемых автобусах курортники едут на пляж. Транспортные традиции города К. тоже весьма специфичны. Если Вы сели в маршрутку – не торопитесь платить: деньги здесь принято отдавать перед выходом. Прямо-таки трогательный, видимо как-то связанный с суевериями, обычай. Правда, в так называемом автобусе деньги просят сдать сразу. Это, в свою очередь, может быть обусловлено тем, что эти «автобусы» из практических соображений, одновременно используются в качестве катафалков. Частенько водитель «автобуса», везет умершего человека в последний путь, даже не удосужившись снять с лобового стекла номер маршрута и табличку ГОРПЛЯЖ. 

Часть вторая. Обыденность.

    Разумеется, город К. не лишен  и некоей приятности, без которой сюда вряд ли заехал бы пусть даже самый отчаянный курортник и тогда жизнь, наполняющая это гиблое место летом, остановилась бы навсегда. Как и во всяком довольно-таки крупном городе страны XXXR в К. имеется образцово-показательный фасад. Обычно виды именно этой части города изображаются на открытках. Безукоризненные клумбы, ровненькие тенистые аллейки, целехонькие лавочки и даже работающий фонтан! Вылизанная площадь с возвышающимся над ней постаментом Вождя. Главная улица – торговая, здесь есть современные магазины, летние кафе и рестораны, активно эксплуатирующие исторические образы прошлого. Надо отметить, что при всей своей запущенности, город К. имел богатую историю. Здесь худо-бедно сохранились памятники старины – церкви, курганы и даже древние городища. Это привлекает в город студентов, ученых, и просто интересующихся людей. Прогуливаясь по центру города можно набрести на тихий переулок, сплошь состоящий из особняков, на которых отсутствуют таблички или иные коммерческие атрибуты. Почему-то предположение, что в этих, некогда принадлежавших благородным семействам домах, сейчас живут современные князьки, не кажется бредовым. 
    На центральной набережной есть вполне сносный парк аттракционов, длинные вереницы ларьков с дежурным набором сувенирной продукции. Неподалеку расположились дорогие гостиницы, и даже отели, один из которых настолько шикарен, что у его дверей стоит настоящий швейцар в роскошной ливрее. В центре города К. есть пристань, там всегда припаркованы две-три частные яхточки, на которых за неумеренную плату можно совершить сомнительную, с точки зрения удовольствия, морскую прогулку. Купаться же в центре города К. категорически запрещено. Но местным мальчишкам все равно – они по очереди прыгают с пристани в мутную воду, соревнуясь друг с другом в смелости воздушных кульбитов. На набережной можно встретить рыболовов-любителей и много повидавших на своем веку бродячих кошек, пришедших сюда в надежде на хороший улов и милость людей. А вот и старушка в сухощавом теле, одетом в простенькое светлое ситцевое платье, трикотажную кофту и стоптанные тапочки. В руках она несет хозяйственную сумку, которую могла купить только в то время, когда город К. был в составе другой страны, а уличные указатели еще не перешли на другой язык. Старушка как-то обреченно бредет по набережной, периодически останавливаясь, чтобы подобрать пустую бутылку и положить ее в протертую сумку. Весь ее вид говорит о крайней степени бедности, но при этом лицо не испитое, волосы расчесаны, одежда не грязная. Она ходит здесь, среди алчущих отдыха курортников, как привидение, на которое никто не обращает внимание.
Если Вы не поленитесь дойти до конца набережной, то Вас ждет сюрприз – внезапно взгляду открывается стихийный пляж, множество тел на пологом, поросшем травой склоне и в воде, а чуть дальше уже начинаются портовые сооружения. Ну, в самом деле, зачем ехать на городской пляж, который фактически находится за городом? От этого лежбища поднимается улица, на которой среди частных домиков с невысокими заборами вдруг возникает натуральная крепостная стена, а за ней виднеется верхняя часть дома внушительных, даже по рублевским стандартам, размеров. Что же это? Покои К.-ского Бога?
В городе К. существует иная жизнь, особенно если есть деньги и автомобиль, ведь до пока еще не загаженных пляжей надо проехать пару десятков километров. Правда по дороге придется наблюдать неприглядные приметы неотвратимого разложения. Так что наберите скорости и не портите себе открыточного впечатления.
Люди идут по своим делам, живут свои жизни, никак не реагируя на окружающий их распад. Глядя на них со стороны, кажется, что они играют, упорно делают вид, что живут в нормальном городе, нормальной жизнью. Все это напоминает театр абсурда. Хотя, они правы, ведь К. – самый обычный, заурядный город, каких тысячи. Человек ко всему привыкает, к счастью, а может быть и к несчастью.. ».

 
< Пред.   След. >