Каталог

Древняя история Керчи (часть 2)

   Часть первая см.>>>

   Первым фактическим директором Керченского музея древностей (Керченский музеумъ для сохраненiя древностей), открытом в 1826 году был Антон Балтазарович Ашик, но директором музея был назначен Бларамберг, который постоянно находился в Одессе, а фактическое заведование музеем было возложено на Ашика. В 1833 году после смерти Бларамберга (1832 год) Антон Ашик был назначен князем Воронцовым по предложению керченского градоначальника Стемпковского директором Керченского музея для хранения древностей уже официально.

     "Ашик (Антон Балтазарович) - археолог; родом серб (родился 1802 год в г. Рагузе), в 1812 году А. переселился с отцом в Одессу и был отдан в купеческую контору, но в 1817 году поступил на службу в канцелярию херсонского военного губернатора графа Ланжерона . С 1822 года А. состоял в комиссии, учрежденной в Керчи, для производства меновой торговли с кавказскими горцами. Предприятие это рушилось в 1829 году, и А., прослужив год на Кавказе, был назначен снова в Керчь, где градоначальником состоял известный археолог Стемковский. Благодаря ему и Бларамбергу , директору керченского музея, А. пристрастился к археологии и начал заниматься раскопками окрестных курганов. По смерти Бларамберга (1833) А. был назначен директором керченского музея; в 1839 году А. избран действительным членом одесского Общества истории и древностей. А. удалось сделать много драгоценных открытий, отыскать немало предметов, обогативших Императорский Эрмитаж, за что был неоднократно награждаем. В 1853 году А. был уволен от службы при музее, переселился в Одессу и занял должность библиотекаря городской публичной библиотеки; умер 1854 год. Отдельно изданы его: "Керченские древности. О Пантикапейской катакомбе, украшенной фресками" (Одесса, 1845); "Воспорское царство" - удостоенное малой демидовской премии (3 т., Одесса, 1848); "Часы досуга с присовокуплением писем о керченских древностях" (Одесса, 1850); "De la decouverte de deux statues antiques a Kertsche" (Одесса, 1851). Кроме того: "Керченские катакомбы" ("Журнал Министерства Внутренних Дел", 1845), "О последних археологических раскопках в Керчи" (ibid., 1846), "Археологические изыскания на Таманском полуострове" (ibid., 1847). " (СМ. http://www.rulex.ru/01010783.htm - проект Биографический словарь http://www.rulex.ru/). Мы надеемся, что вышеприведенной биографической заметке можно доверять - на вышеуказанном сайте сказано, что "Основу настоящего словаря составляют статьи из Энциклопедич. Словаря (ЭС) издательства Брокгауз и Ефрон и Нового Энциклопедического Словаря (НЭС). Он включает уникальные и актуальные до сих пор статьи-биографии российских деятелей, а также материалы тома «Россия». Текст передан в новой грамматике..." (Там же http://www.rulex.ru/). Но одно разногласие мы уже имеем, выше мы видим, А. Ашик "С 1822 года А. состоял в комиссии, учрежденной в Керчи, для производства меновой торговли с кавказскими горцами." Сам же А. Ашик в своей книге "Воспорское царство" в обращении "Къ Читателю" пишет: "Находясь въ Керчи, съ 1821 года, по волъ начальника моего, г. государственного канцлера графа Нессельроде...". Итак А. Ашик в Керчи с 1821 года.

 Он посвятил свою жизнь изысканиям археологическим и историческим, находясь в Кекрчи. Хорошо ли это у него вышло, плохо ли, мы сейчас не будем судить. Просто отдадим дань Почтения и Уважения нашему, уже мы можем сказать "древнему" земляку, мы можем так смело сказать, хоть Антон Балтазарович   Ашик и не рожден в Керчи, но заслуги его велики.

  Мы очень хотим предложить Читателю, а в особенности, юному керченскому Читателю работу А. Ашика "Воспорское царство", изданную в 1848 году. Мы будем постепенно перепечатывать эту антикварную книгу и выкладывать на сайт частями, не дожидаясь окончания всей работы (к сожалению, сканировать такую книгу не возможно, так как эта книга о Керчи (древней Керчи, в ее прошлых лицах - Пантикапей напечатана, естественно в 1848 году в старой грамматической форме, и кое-где мы оставим эти места, чтобы немного сохранить дух 19 столетия, но, конечно, изложим ее в новой грамматической форме).

   Итак, Антон Балтазарович Ашик, "Воспорское царство":

"КЪ ЧИТАТЕЛЮ.
Находясь в Керчи, с 1821 года, по воле начальника моего, г. государственного канцлера графа Нессельроде, в стране,  где все дышит древностью, где каждый камень, так сказать, воскрешает в душе воспоминания о прошедшем, я охотно стал изучат археологию; стал изучать вековые памятники гения человеческого в произведениях Греков, и старался ближе познакомиться с сокровищами, меня окружавшими. Старое знакомство мое с покойным нашим антикварием Бларамбергом, еще больше возбудило охоту мою к занятиям археологическим. В 1826 году открыт был в Керчи музеум для сохранения древностей, находимых на земле Воспорскаго царства. Директором этого музеума назначен был г. Бларамберг: он имел постоянное пребывание в Одессе, — музеум же оставался в непосредственном моем заведывании. Начальству Новороссийского края известно, что трудами моими по части археологи! (за которые я получил несколько благодарностей от начальства), я способствовал г. Бларамбергу к разрешению многих ученых гипотез, к пополнению существующих в истории Воспора промежутков, и вообще к обогащению музеума и науки разными любопытными памятниками. Назначение в Керчь градоначальником, в 1827 году, покойного ученого нашего археолога Стемпковского, дружбою которого я имел счастье вполне пользоваться, заставило меня полюбить совершенно науку древностей: беседа с Стемпковским всегда была для меня поучительна, и я обязан ему многими по части истории Воспора свиданиями. По смерти Бларамберга, в 1832 году, место директора музеума осталось праздным; и потому по предложению Стемпковского, в 1833 году, Е. С. князю Воронцову угодно было, сверх прямой моей должности по части дипломатической, возложить на меня и обязанность директора музеума. Таким образом, Керченский музеум, со дня его открыли по ныне, оставался постоянно в моем заведывание. Приняв на себя эту обязанность, я старался, по крайнему моему разумению оправдать сделанный Стемпковским выбор, трудился столько сколько позволяли силы. и статьями моими. напечатанными в разных Европейских ученых журналах, показал Европе сколь разнородными богатствами изобилует Россия, даже относительно изящных произведений искусства древних Греков. В 1845 году я издал описание Пантикапейской катакомбы с Фресками, и доставил начальству целую книгу о произведенных в Керчи разысканиях. Книга эта присоединена к сочиненно о Керченских Древностях, издаваемому под руководством начальника 1-го отделения Эрмитажа Его ВЕЛИЧЕСТВА, г. действительного статского советника Жиля. Я сделал., что мог! Заботы и хлопоты о великих потребностях жизни, весьма часто останавливают развитие способностей человека, и часто отвращают его от предназначенного ему поприща.
Но я не хотел ограничиться одними этими трудами. В течение пятнадцатилетнего управления моего музеумом, приобретено было много палеографических памятников, надгробных камней с надписями, расписных ваз, золотых вещей, мраморных статуй и разных других любопытных и единственных в археологическом мире памятников: большая часть этих предметов украшает ныне Эрмитаж Его ВЕЛИЧЕСТВА; однако и Керченский музеум имел свою долю в этой обильной жатве: его палеографические памятники и другие драгоценности умножились до того, что я видел необходимость издать оныя в особом сочинение, и этим пополнить существующей недостаток в сфере археологии, но средства на это нужный меня удерживали.
Представив об этом князю М. С. Воронцову, его сиятельство, постоянно заботящийся о распространение всех отраслей наук, и покровительствующий всякому полезному делу, поручил мне, чтобы описание палеографических, памятников, слитое в одно отдельное сочинение, издано было вместе с надгробными надписями, сохраняющимися в Керченском музеуме. Этого было довольно. С рвением и любовью принялся я за это сочинение, и чтоб сделать его интереснее, присоединил к нему, в 3-й части, описание многих других памятников, украшающих Керченский музеум. Я старался разъяснить сколько-нибудь, мрак, покрывающий историю Воспора и доставить возможно-полное сведите о царстве, еще мало известном; хотя оно и подвергалось грозным нашествиям соседственных народов и было позорищем кровопролитных битв. Но цари Воспора твердо отстаивали все неприязненные нападения, и успели, под сенью Римской державы, сохранить свою самобытность. Царство это не вошло даже в состав завоеваний Александра великого, может быть потому, что он слишком много уважал дружественный сношения Воспорских царей с Афинами.
Первая часть моего сочинения представляется на суд публики. Знаю, что и мой труд не без погрешностей, но труд такого рода, как этот, заслуживает снисхождение. Знаю также, что литографирование рисунков и особенно планов и карт не удовлетворительно. Вина не моя. Все это исполнено в литографии г. Бигатти. Я не жалел ни трудов, ни денег, но лучшего сделать не успел. Одесса, как известно, есть торговый город: он еще далеко не достиг, в отношение искусств до той точки, на которой находятся наши столицы: а потому я надеюсь, что принимая в соображение все это, читатели не будут слишком строго охуждать неизящность рисунков.
При сем вменяю себе в обязанность изъявить глубокую мою благодарность ученому члену нашего Одесского общества, известному Берлинскому Филологу г. Бекку равно и г-ну профессору Берлинского университета доктору Францу, за истинно обязательное участие их в изъяснение древних греческих надписей. Не менее того считаю себя обязанным благодарить г-на секретаря Одесского общества Мурзакевича, за ученые содействия, оказанные в труде моем."

 

Материалы
Есть 0 материалов в этой категории.Добавить материал